Памяти монахини Иулиании (Анастасии Рахлиной)

12 июня 2018

293080.p

2 июня 2018 года, в день отдания праздника Пятидесятницы, отошла ко Господу монахиня Иулиания (Рахлина), известная постоянным читателям портала Православие.Ru под своим мирским именем – Анастасия. Будучи автором и одновременно штатным редактором нашего сайта, Анастасия принимала участие в создании лучших, наиболее популярных наших публикаций. Год назад Настя заболела раком, и в самом начале 2018-го осуществила самую заветную свою мечту – постриглась в монашество с именем Иулиания. Сегодня, накануне ее погребения, новопреставленную монахиню Иулианию вспоминают близко знавшие ее архиереи. 

«Я потерял друга»

 

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт

 

Феофилакт, архиепископ Пятигорский и Черкесский:

– Еще до принятия монашества Анастасия очень полюбила Северный Кавказ. Она много раз приезжала к нам. С радостью участвовала в богослужениях. Просто и очень открыто общалась с людьми.

Часто бывала в Тырныаузе: там, на территории Кабардино-Балкарии, расположен один из самых высокогорных храмов нашей епархии. Написала книгу об убиенном настоятеле храма отце Игоре Розине «В руки, Твои, Господи…». В ее слове, в самой ее светлой и смелой личности многие до сих пор обретают поддержку.

Каждый ее приезд был насыщен таким вдохновением, что даже простая беседа с ней уже вселяла в людей надежду, освобождала от тревог. В нашем сложном регионе в самых опасных его точках уже одно то, что к нам возвращаются наши гости, вселяет в людей силы продолжать жить дома дальше...

Многократно во время своих приездов Анастасия совершала вместе с духовенством и прихожанами наших храмов восхождения в горы, чтобы там, в первозданной чистоте этих поднебесных просторов, соборно всем помолиться и послужить Литургию...

Какой же это проницательный человек! За то относительно краткое время, которое она открывала для себя Северный Кавказ, она смогла настолько воспринять сам дух и усвоить суть жизни верных здесь Христу и остающихся вопреки всему на этой земле православных, так проникнуться местными традициями и изучить их, что ее книга не только в столичной и центральной России, но даже здесь, у нас, для многих стала откровением.

 

Анастасия Рахлина подписывает книгу «В руки, Твои, Господи…»

Анастасия Рахлина подписывает книгу «В руки, Твои, Господи…»

 

В последние несколько лет мы достаточно много общались. Благодаря ее журналистскому труду можно было донести до широкого читателя какие-то очень сокровенные духовные переживания, которые, не будь ее, я вряд ли бы вообще кому-то доверил. Одно из последних интервью мы записали по итогам моего паломничества на Афон.

Наши встречи мне запомнились как единый, точно не прекращающийся, прямой и очень откровенный разговор о многих и многих проблемах современности, но она всегда умела найти очень чистую по звуку и верную струну: мы много говорили о почитании новомучеников и исповедников Церкви Русской и о подвиге новомучеников наших дней.

Меня поражало и даже в чем-то воодушевляло ее горячее желание послужить Матери-Церкви и быть со Христом. «Даст ти Господь по сердцу твоему, и весь совет твой исполнит» (Пс. 19: 5)...

Мать Иулиания искала причины всего с ней происходящего внутри себя. Это и поднимало ее на высоту подлинно христианского осознания и восприятия скорбей как данного Богом креста. Потому что когда ты полагаешь вину за собой, то и опору ты можешь найти внутри себя, – это твое всецелое доверие Промыслу Божиему, покаяние и стремление изо всех сил до последнего быть со Христом и Его, пострадавшего за нас, искренне благодарить и за свои скорби.

Мать Иулиания – очень честный человек. Белое она называла белым, черное – черным. Она никогда не смешивала краски. Не пыталась размазать грань рассвета и заката. Она наоборот эту разницу всегда подчеркивала. Это был ее поиск веры. Господь ответил именно на ее честность.

Искренность – это самое главное в общении с Богом, как и с самим собой, как и с любым человеком. Это делает нас живыми, вопреки всем диагнозам и собственно нашей смертности.

 

Анастасия Рахлина на Кавказе

Анастасия Рахлина на Кавказе

 

Помню наш с ней разговор перед постригом. Как она по-настоящему серьезно раскрыла путь и жажду своей души. Она была сосредоточена на поиске правды, которая и заключается-то в том, чтобы честно сказать себе: где ты и кто ты. И не испугаться этого. И начать меняться. Она это смогла: не струсила, не отчаялась, а прошла все заново и сумела остаться сама собой.

В творческой среде и, можно даже сказать, в богемных кругах, к которым она некогда принадлежала, очень популярно такое понятие как «самовыражение». Но самое лучше самовыражение – это быть честным пред Богом и перед самим собой. Не строить из себя нечто эдакое, а посмотреть на себя честно. На это не каждый решается! А это и привело ее к глубокой и искренней вере во Христа.

Конечно же, на нее сильно повлияло общение с московским духовенством, братией Сретенского монастыря, где она работала, со священниками храма Святой Троицы на Грязех, где она была прихожанкой. Этими молитвенными и писательскими трудами Господь ей дал обогатить ее внутренний мир. Это стало для нее огромной поддержкой в тех испытаниях, которые ей предстояло претерпеть.

Когда она узнала, что у нее рак, она меня просто изумила. Испросив, как водится, святых молитв, она прислала мне СМС следующего содержания: «Владыка, как правило, после химиотерапии человек теряет силы, а также у него выпадают волосы. Как тогда быть, если Вы благословите постриг?»... Дело в том, что о монашестве мы с ней уже неоднократно говорили ранее. Она стремилась к иночеству. Уверенно к этому шла. Хотела перебраться на Кавказ и подвизаться в одной из женских обителей нашего края...

 

Постриг Анастасии Рахлиной в монахини

Постриг Анастасии Рахлиной в монахини

 

Задумавшись о выборе имени, я стал молитвенно обращаться прежде всего к святым, так или иначе связанными с местами моего архипастырского служения, и в какой-то момент остро почувствовал созвучие женских судеб и подвига постригаемой и святой княгини Иулиании Вяземской и Новоторжской – святой, прославленной на смоленской земле. Она, кстати, является помощницей всем, кто проводит монашескую жизнь в миру.

Милостью Божией мы совершили постриг еще перед началом лечения. Я, наверно, никогда еще так сильно не сопереживал постригаемому в проживании им этого события. Было ощущение сродни тому, какое испытываешь в пасхальную ночь! До сих пор помню ее исповедь и ее радость! Пожалуй, эта радость стала одной из самых существенных красок, какими в моей памяти запечатлен образ монахини Иулиании. Радость ее освобождения от тяготящего груза прежних лет, радость ее соединения со Христом в монашеском постриге, радость взятия в руки постригальной свечи, радость ее монашеской молитвы!

А дальше начались очень сложные испытания...

Но мы никогда не видели мать Иулианию унывающей. Она очень многое пережила, перестрадала, но ее радость просто стала тихой, а от того лишь более крепкой.

Когда я совершал постриг, я с ней прощался как с Анастасией. Бог даст, завтра на отпевании проститься, провожая душу в вечность. Что удивительно, сама она никогда не прощалась. Хотя прекрасно понимала всю тяжесть своего состояния. Но никогда в ее глазах не было характерного угасающего безразличия. Ни разу мы от нее не слышали тягостных слов о расставании. Наоборот: тело, безусловно, угасало, но она в последнее время особенно интенсивно, чувствовалось, жила внутренней жизнью. В ней было много жизни. Уже не физической: силы шли на убыль, – но глубоко духовной неизбывности.

В последних разговорах она много говорила о своей маме, которая тоже больна раком, о том, как она переживает о ней, а также о своем сыне. Всю свою жизнь мать Иулиания жертвенно жила ради ближних. Главной ее заботой было: как же она теперь сможет им помогать в таком своем состоянии?... Я верю, что она теперь своей молитвой будет рядом с ними так же, как и раньше.

 

Архиепископ Феофилакт с новопостриженной монахиней Иулианией и знакомыми ей священниками, монахами, мамой и друзьями

Архиепископ Феофилакт с новопостриженной монахиней Иулианией и знакомыми ей священниками, монахами, мамой и друзьями

 

Этот человек жил и жив служением другим. Когда я приходил к матери Иулиании в палату, она мне рассказывала о своих соседках, которые там тоже лечатся, о медсестрах, заботливо ухаживающих о ней, о врачах, которые «вообще самые замечательные люди на свете»! О ней самой мы говорили совсем немного, больше о тех, кто был вокруг.

В больницах всякое бывает... Но она ни разу ни на кого не пожаловалась. Все для нее были хорошими. Просто лучшими из лучших! Как важно каждому из нас в любых жизненных испытаниях и болезнях помнить этот настрой и не искать виновных.

В последний раз я приехал к матери Иулиании в клинику на память исцеления расслабленного (Ин. 5: 2-9). Мы говорили о том, что Господь уже посылает Ангела возмущать воду...

Монахиня Иулиания очень любила праздник Святой Троицы. В этом тоже есть особый Промысл Божий, что именно в день отдания праздника Святой Троицы Господь призвал ее душу к Себе.

Я потерял друга. Прощаюсь с ней здесь, на земле, но верю, что приобрел ее у Бога.

«Лукавство было ей абсолютно чуждо»

 

Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим

Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим

 

Питирим, епископ Душанбинский и Таджикистанский:

– С монахиней Иулианией (тогда еще Анастасией Рахлиной) Господь свел меня около трех лет назад. Она сама нашла мой адрес, написала, а потом позвонила мне и, со свойственной ей энергией и силой убеждать, буквально заставила написать целый ряд статей для портала Православие.Ru. С ее уходом с работы в Сретенском монастыре и моя деятельность на Православии.Ru застопорилась: не было больше локомотива, который с такой легкостью и так мощно толкал бы вперед длинный состав из моих творческих идей, мыслей, стремлений и планов.

Она была бойцом. Про таких Спаситель говорил: «Настоящий израильтянин, в котором нет льсти». Лукавство было ей абсолютно чуждо. При ранимом сердце это свойство личности человека становится для него орудием пытки. С одной стороны бескомпромиссность, с другой – тонкая восприимчивость ко всякому проявлению неправды. Длительное нервное напряжение, постоянный психологический стресс не могут остаться без последствий. Настя заболела раком и сгорела за год. Сейчас она в ангельском чине славит Пресвятую Троицу. Царствие Небесное новопреставленной монахине Иулиании, да упокоит Господь Свою ревностную ученицу в селениях праведных!

«У нее была способность видеть в простоте нечто важное»

 

​Епископ Тарский и Тюкалинский Савватий

Епископ Тарский и Тюкалинский Савватий

Савватий, епископ Тарский и Тюкалинский:

 

– Анастасия как-то раз брала у меня интервью. Запомнилась как теплый светлый человек. Знаю, что у нее самой была достаточно сложная жизнь, однако когда мы общались, в ней чувствовалось мирное устроение. Господь ей благословил послужить ближнему словом. Безусловно, эта работа принесла пользу и ей самой. Там, где мы соприкасаемся со Словом Божиим, происходит нечто похожее на чудо в Кане Галилейской (Ин. 2: 1-11): вода человеческого слова превращается в драгоценное вино, способное подкрепить сердце и возвеселить его о Боге. То, что мы делаем ради Бога, освящается. Но даже если в слове сосредоточилась вся наша любовь к ближнему, – это тоже уже преображенные слова. Мы читаем не только строки и между строк, следим не только за лексическими значениями произносимого, но и получаем определенный заряд, усваиваем дух пишущего или говорящего.

Многое зависит от того, с каким намерением человек приступает к своему служению. Молится ли перед тем, как открыть клавиатуру своего ноутбука. Известно же, например, что в монастырях очень вкусный хлеб (Анастасия, кстати, брала интервью у просфорника Сретенского монастыря игумена Киприана (Партса), так и назвав материал «Святой хлеб»). Объясняются эти особые вкусовые качества обычно просто: все в монастыре делается с молитвой! Также и тексты в монастыре пишутся с молитвой. Это дает им силу благотворно воздействовать на души и жизни людей.

Мы, верующие люди, даже монахи, не должны сегодня запираться от мира и молчать. Как говорил Паисий Святогорец:

«В старину, если кто-то из благоговейных монахов тратил время, заботясь о положении дел в мире, то его надо было запереть в башню. Сейчас наоборот: благоговейного монаха надо запереть в башню, если он не интересуется и не болеет за то состояние, которое возобладало в мире. Потому что ранее те, кто управлял, имели в себе Бога, тогда как сейчас многие из тех, кто управляет, в Него не веруют. Сейчас много таких, кто стремится разложить все: семью, молодежь, Церковь. В наши дни интересоваться и беспокоиться за состояние, в котором находится наш народ, – это исповедание, ибо государство воюет против Божественного закона. Законы, которые оно принимает, направлены против закона Бога».

Конечно, здесь речь идет о соглашательстве греческого правительства с навязываемыми грекам античеловечными нормами ЕС. Однако и в нашей стране необходимо вести эту борьбу за семью, молодежь, Церковь. Нужны новые бойцы и мастера слога.

Однако надо осознавать, какая это ответственность – браться за служение словом во времена информационных войн. Тут надо учитывать основы духовной безопасности, быть особо внимательным к экипировке: есть ли у тебя послушание, смирение? Иначе сама по себе высота вверенного тебе дела тебя не спасет. Сказано же: «Тогда будут двое на поле; один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется» (Мф. 24: 40-41). Надо быть очень осторожными. Людям сегодня очень не хватает слова, причем ни какого-то сверхбогословского, а простого, доходчивого для души. Сам я уже более 20 лет в сане, но иногда разговоришься с прихожанами, скажешь что-то, казалось бы, элементарное, а люди, также десятилетиями ходящие в церковь, точно заново для себя что-то открывают. Это сказывается глубина простых Евангельских истин. У Анастасии Рахлиной, кстати, была способность видеть в простоте нечто важное. «Изводить драгоценное из ничтожного» (см. Иер. 15: 19), – как сказано в Писании. В служении христианина-журналиста, как правило, не надо ничего нового стараться то и дело изобретать. Господь наш Иисус Христос, Бог Слово, уже все сказал. «Где просто, там Ангелов со сто», – говорили святые отцы. Давайте будет подражать Богу, когда пишем или говорим! Тогда и в вечности рядом с Ним окажемся.

 

Монахиня Иулиания (Рахлина)

Монахиня Иулиания (Рахлина)

 

Помню, как на одно из последних моих поздравлений, которое я написал Анастасии, разделяя с ней в этом году радость Христова Воскресения, она откликнулась, что уже не Анастасия, а монахиня Иулиания. Слава Богу, сподобил Господь ангельского чина! Упокой, Господи, душу новопреставленной рабы Твоей монахини Иулиании, прости ей вся согрешения вольные и невольные, даруй Царствие Небесное.

Подготовила Ольга Орлова

 




Поделиться в соцсетях:


Последние статьи:

Thumb 295584.p
Научись любить

Говори своему ближнему: «Благодарю тебя за всё, что ты сделал для меня. За то, что ты существуешь. За то, что мучаешь меня. Ты помогаешь мне учиться прощать».

Архимандрит Андрей (Конанос)

Thumb 294712.p
«Я пощусь и молюсь, но все равно на грани развода»

Мы подчас мастерим себе «крест» из родной семьи: «постим» мужа, «смиряем» жену, «сбиваем спесь» с детей, с головой уходим в «духовность»… – а потом обвиняем в распаде брака христианство. Так как не употребить во зло инструменты духовной жизни?

Thumb 294963.p
Сколько бы ты хотел жить?

Никакой срок земной жизни не воспринимается нами как достаточный. Даже 1000-летний. Потому что человек создан для вечности и насытиться никаким отрезком времени не может. И вот еще вопрос: чем бы мы наполнили эти 1000 лет, как бы прожили их

Священник Валерий Духанин

Thumb 295626.p
Будущим старикам: возможно ли утешение на пенсии?

О нашей старости у Бога есть особый замысел. Это время многих утрат, но и многих приобретений.

Священник Валерий Духанин



Смотрите также:



На главную страницу   Другие православные статьи